Не отдать «карликам». Ущерб для России от контактов с европейскими ультраправыми теперь стал очевидным для всех. Что мешало заявить чёткую позицию раньше?

В политике есть события, которые срывают маски и расставляют всё по местам. Близкий юбилей Победы подвигнул Европарламент на резолюцию «О важности сохранения исторической памяти для будущего Европы». Её подписанты через запятую ставят «коммунистические, нацистские и другие диктатуры» и возлагают вину за начало войны на «советский тоталитарный режим» вместе с Третьим рейхом.

В ответ на ложь президент Путин описал предвоенную политику Польши очень резкими словами. И каждое сполна заслужено тем польским правительством, которое активно сотрудничало с фюрером, в том числе по «еврейскому вопросу».

Надо сказать, антисемитизм в Европе исповедуют не только польские националисты. Это общая черта ультраправых партий и движений. Французский Национальный фронт – теперь Национальное объединение, Альтернатива для Германии, итальянская Лига, Австрийская партия свободы и им подобные хитро маневрируют в рамках европейских законов. Идеологию ненависти направляют против беженцев, иммигрантов, мусульман. Но клокочущий внутри антисемитизм анонимно выливается в соцсети. Папаша Ле Пен свой крайний – вероятно, не последний – штраф за пронацистские высказывания получил в 2018-м, назвав газовые печи лишь «деталью» Второй мировой. Сопредседатель Альтернативы для Германии Алис Вайдель 18 января выдала пост: «75 лет назад 2,5 миллиона немцев в 20-градусные морозы на лошадях и тележках бежали от наступающей Красной армии, взяв с собой только самое необходимое. Сегодня мы вспоминаем жертв изгнания». «Жертвы изгнания»… С ней всё ясно. Второй сопредседатель партии Александр Гауланд заявлял, что гордится «достижениями вермахта» в обеих мировых войнах, а Третий рейх считает «лишь пятнышком птичьего помёта в истории Германии». Будьте уверены, для таких Калининград – это Кёнигсберг и должен быть «освобождён» при первой возможности.

Автор этой заметки давно предостерегала против контактов с европейскими ультраправыми. Теперь это стало очевидным для всех. Что мешало заявить чёткую позицию раньше?

Во-первых, оппортунизм политиков. Очень хотели поймать что-нибудь в мутной воде и представить заслугу начальству. Помощник одного из депутатов Госдумы бегал с идеей сделать «нашим человеком» в бундестаге 26-летнего нацика по прозвищу «Боевой карлик».

Во-вторых, услужливость экспертов. «Чего изволите» – то и докажут. Но роль экспертов не в том, чтобы поддакивать оппортунистам и тем самым способствовать ошибкам на государственном уровне. Роль экспертов – показывать политикам подводные камни и помогать обходить их.

В-третьих, ложное понимание термина «прагматизм». Когда «гибкость» позиций нарушает важнейшие ценности, это беспринципность и продажность. Прагматизм – это когда просчитываешь не только сиюминутные, но и среднесрочные и долгосрочные последствия. Ультраправые были против санкций? Так ныне большинство партий Европы, включая правящие, против них.

Достоинство России как великой державы даёт право говорить «нет» проходимцам, которые лезут с ней «дружить» ради своих интересов. В парламентах Европы – и это давняя проблема – представлены многие силы, включая профашистские. Да, мы открыты к партнёрским, взаимовыгодным, конструктивным отношениям. Но зачем принимать у себя и вести «диалог» с политическими мерзавцами, которые по главным вопросам против нас?

Важно, чтобы наступившее понимание не ушло после юбилея Победы. Потому что Победа – она Победа каждый день в году. И каждый год. 

Возврат к списку