Не те слова. Почему американскую классику приходится редактировать, а советская может служить сегодня примером.

Вероника Крашенинникова, Литературная газета, 9 декабря 2020 года
https://lgz.ru/article/-49-6764-09-12-2020/ne-te-slova/

Онлайн-кинотеатры США могут исключить из показа знаковую классику, например любимый фильм американцев «Унесённые ветром». Редактирование ждёт книгу Марка Твена «Приключения Гекльберри Финна», от которой, по мнению Э. Хемингуэя, пошла американская литература. Чем же они провинились?

Причина – расизм и конкретно слова, звучащие оскорбительно, например «nigger» – «негр» в унизительном смысле. Российская пропаганда опять без особого разбору катком прошлась по такой американской «политкорректности».

Где золотая середина, как адаптировать к реалиям произведения из других времён?

Слово «negro», «негр», в Америке имело широкое хождение до 1950–1960-х годов. В ходе борьбы за гражданские права пришло осознание его связи с рабством, сегрегацией и дискриминацией, когда чернокожие были гражданами второго сорта и даже хуже. Тогда, кстати, уже начали использовать термин «афроамериканец».

Сегодня в Америке применение слова «negro» и более оскорбительного «nigger» имеет явную цель – унизить, указать на «низшую расу». Под эти слова расисты в США избивают и убивают чернокожих. 20-летний нацист Дилан Руф в 2015-м расстрелял афроамериканских прихожан церкви – 9 человек погибли. Он получил смертный приговор единогласным решением суда присяжных. В интернете Руф размещал фотографии с цифрой 14. Что она значила? Это отсылка к лозунгу американских националистов из 14 слов: «Мы должны защитить само существование нашего народа и будущее для белых детей». Фраза означает расовую войну, физическое уничтожение людей другого цвета кожи.

Что же делать с классикой, где звучат старые термины?

Главная героиня «Унесённых ветром» Скарлетт О’Хара родилась в эпоху рабства дочерью плантатора в южном штате Джорджия. Но её отношение в фильме к чернокожим слугам скорее может служить примером корректности. Однако да, чернокожие в нём – недавние рабы.

Что касается Марка Твена, он был одним из первых гуманистов, противником расизма, видной фигурой Американской антиимперской лиги и убеждённым демократом: считал, что власть должна принадлежать народу, людей делил на две категории – угнетателей и угнетённых. Но некоторые слова из его книг действительно звучат ныне сомнительно. Имел ли Твен намерение обижать другие расы? Конечно, нет. Использовал бы сейчас другие термины? Конечно, да. В издании его книг в 2011-м слово «nigger» уже заменили на «slave», раб. В целом же такое редактирование можно считать частью работы по воспитанию людей и достижению межрасового согласия в США.

Это никак не сравнимо с изъятием на Украине книг русских писателей из школ, русских фильмов из эфира и кинотеатров. Там это часть тоталитарной зачистки русской составляющей в культуре, радикальная украинизация для решения политических задач.

Если у США проблемы межрасовые, то у нас в России могут быть межнациональные. Они и были – такие, что СССР был разрушен. Национальная политика внутри многонациональной страны требует чуткости и деликатности. Не зря есть Агентство по делам национальностей. Не зря журналисты не называют, например, национальность водителя автомобиля, виновного в аварии. А статьи 280 и 282 УК РФ включаются вполоборота.

Нам, к счастью, в наших старых фильмах менять ничего не нужно. «В бой идут одни старики» – это русские, украинцы, молдаванин, грузин, узбек, а вместе – эскадрилья, оркестр и великий народ. Можно называть политкорректностью, а можно – строительством единства и согласия многонационального народа, везде сегодня актуальных не менее, чем вчера.

Возврат к списку